Интернет-магазин.

Доставка по всей России

Перезвоните мне

Сети – вне закона!

По словам государственного инспектора Алтайского отдела госконтроля, надзора и охраны водных биоресурсов и среды их обитания Верхнеобского территориального управления Демьяна Гаера, регулярно проводимые совместно с представителями «Водного патруля» мероприятия оказывают существенную помощь в борьбе с браконьерством.

Печальные песни Уткуля.

На этот раз местом проведения операции был выбран Уткуль. О проблемах этого озера, расположенного на границе Троицкого и Зонального районов края, мы уже рассказывали на страницах газеты (в материале «Наши озера грабят...», опубликованном в номере «АП» от 26 марта 2009 года). Во время не такого уж и долгого на Алтае лета все эти проблемы усугубляются большим количеством приезжих.

Дело в том, что туристы, как правило, не только не заботятся о том, в каком состоянии останется после их «активного отдыха» берег водоема, но и не считают зазорным поставить сетешку-другую, чтобы не утруждать себя рыбалкой на удочку или спиннинг.

— А что тут такого? — искренне недоумевают они, когда приходится объясняться с инспектором рыбоохраны. — Мы же так, изредка, чуть-чуть... Подумаешь, одна сеточка, не убудет...

Слышать подобные доводы, честно говоря, странно. Это то же самое, как если бы пойманный за руку вор в свое оправдание заявил, что он не сильно ворует, «а так, изредка, чуть-чуть»...

А ведь браконьерство — тот же самое воровство. Любители незаконной добычи обкрадывают своих же детей, внуков и правнуков! Ну что им-то, потомкам нашим, останется?! Только недоверчиво слушать байки прадедушки про то, как вот в этом озере водились теперь исчезнувшие щуки, лещи, лини и раки?!

Нелегальный промысел.

Разумеется, наибольший ущерб ресурсам таких водоемов, как Уткуль, наносят не приезжающие сюда летом любители отдыха на природе. Проблема в том, что на многих озерах края давно и особенно не скрываясь, действуют целые промысловые артели. Количество которых только на одном водоеме исчисляется десятками.

Артели эти, как правило, состоят из безработных граждан, проживающих в близлежащих населенных пунктах. Когда инспекторы рыбоохраны задерживают таких браконьеров с поличным, сами порой руками разводят: даже минимальный штраф в размере 1000 рублей для них огромен!

К скупщикам же незаконно добытых биоресурсов подобраться практически невозможно ввиду несовершенства законодательства и сложности подготовки доказательной базы для квалификации данного вида правонарушения. К тому же, стоит лодке рыбинспекции появиться на водоеме, как отлаженная система браконьерского оповещения начинает активно работать. И уже буквально через несколько минут на озере не видать ни одного плавсредства, ни одной машины, кроме транспорта туристов...

Самое неприятное во всей этой истории то, что существующее положение дел попросту развращает людей. К чему работать в крестьянском хозяйстве (а труд крестьянина совсем не легок), если можно худо-бедно прожить и за счет браконьерства? Ведь получается, что такой заработок куда как проще... — А мы просто физически не в состоянии ежедневно контролировать все водоемы в крае, — добавил государственный инспектор Алтайского отдела госконтроля, надзора и охраны водных биоресурсов и среды их обитания Верхнеобского территориального управления Максим Никонов. — Штат сотрудников совсем не велик для таких территорий. Потому-то мы и рады любой помощи со стороны неравнодушных людей!

Подытожим.

В результате операции, проведенной на Уткуле «Водным патрулем» совместно с рыбоохраной, было изъято одно плавсредство, 52 незаконно установленных раколовки и несколько километров синтетических сетей из монолески. В отношении 12 граждан, ущерб от незаконной деятельности которых был оценен в 6,5 тыс. рублей, составлены административные протоколы. Сумма штрафов составляет 13 тысяч рублей.

Проблема обозначена... Как ее решать?

В настоящее время, когда к работе соответствующих служб серьезно подключилась общественность, чрезвычайно высок шанс весьма эффективно бороться с браконьерством. Однако до тех пор, пока контроль над реализацией тех же сетных орудий лова (не говоря уже об «электроудочках») на территории края останется на нынешнем уровне, значимых изменений добиться попросту не удастся.

Самый очевидный пример: в соответствии с действующим законодательством, вылов водных биоресурсов синтетическими сетями из мононити может осуществляться ТОЛЬКО официально зарегистрированными промысловиками, имеющими действительную лицензию на лов. Только такие артели работают в соответствии с законом, ведут учет выловленного и платят налоги в казну.

Но при этом китайские сети любых размеров и форм почему-то можно свободно купить во многих рыбацких магазинчиках, безо всякой лицензии. Странно, правда? Да ладно, только бы сети — продаются откровенно браконьерские орудия: автор этих строк собственными глазами видел на витрине торговой точки висящие рядами абсолютно запрещенные «кривды». А в газетах то и дело мелькают объявления о продаже «преобразователей электрического тока «Карась» — ба, да ведь это же электроудочки!

А реализация незаконно добытого? Ведь не для собственного же употребления браконьеры вылавливают тонны рыбы и раков! Все это добро расходится с прилавков. Например, никого разве не настораживает, когда (подчеркиваю: во время весеннего запрета на лов!) на том же рынке открыто торгуют свежепойманной речной рыбой?

Словом, при ознакомлении с существующим положением дел становится понятно, что избавить алтайские реки и озера от гнета браконьеров можно только в том случае, если подойти к решению проблемы комплексно: патрулирование водоемов — запрет свободной продажи китайских сетей — ужесточение контроля над реализацией добытых рыбы и раков.

В противном случае водоемы края рискуют стать попросту мертвыми.

Денис ГЛАЗАЧЕВ

 ↑
Наверх